Горький

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
 


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Горький > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — суббота, 18 августа 2018 г.
прямое включение daimaou2001 20:59:06
я ногти отгрыз щас потому что они вырастают на 1 см и крошатся как печенье сколько бы ты их не стриг правильно

я второй раз уже заново наивно поверил что это от грыза они такие и напрасно вошёл в праведность
показать предыдущие комментарии (4)
21:51:17 Коци
О, и я!
21:51:24 Коци
Давай вмести ходить..
21:54:36 daimaou2001
запишись в перинатальный центр потом поговорим ха
21:56:55 Коци
Че за сексизм..
78; часть 1 Киро 1301 16:42:41

Jedem das Seine

Источник счастья
Будда выделил несколько категорий счастья, расположив их в порядке от самых недолговечных к самым глубоким.

Малое счастье цепляния
Подробнее…К этой низшей категории Будда отнёс практически всё, что большинство из нас называет счастьем. Он назвал её счастьем чувственных наслаждений. Мы также можем назвать её счастьем благоприятных условий или счастьем цепляния. В неё входит мимолётное мирское удовольствие, которое мы получаем, когда предаёмся чувственным наслаждениям, получаем физическое удовольствие или удовлетворяем свои материальные потребности,– это счастье обладания богатством, красивой одеждой, новой машиной или хорошим домом. Это удовольствие, которое мы получаем, когда видим красивые вещи, слушаем хорошую музыку, едим вкусную пищу, наслаждаемся приятным разговором. Это удовлетворение собственным мастерством в живописи, игре на фортепиано и т.п. Это счастье, которое ощущаешь в тёплом семейном кругу.
Давайте рассмотрим счастье чувственных наслаждений подробнее. Его низшая форма – безоговорочное наслаждение приятными ощущениями, полученными через любой из пяти органов чувств. В худшем случае такое наслаждение может привести к развращённости, порочности и зависимости. Легко увидеть, что наслаждение чувственными удовольствиями – это не счастье, поскольку такое удовольствие улетучивается почти мгновенно, а после него люди могут ощущать себя несчастными и испытывать сожаления.

Однажды Будда сказал, что по мере духовного развития человек приходит к пониманию: жизнь – это гораздо больше, чем чувственные наслаждения. Он сравнил это с состоянием крошечного младенца, связанного тонкими нитями в пяти местах: за кисти рук, щиколотки и горло. Подобно этим пяти нитям, пять чувственных наслаждений могут удержать младенца, но не зрелого, взрослого человека, который легко разорвёт их, так же как человек, обладающий различающей способностью, освободится от пут веры в то, что, ублажая пять органов чувств, он делает свою жизнь осмысленной и счастливой. (Majjhima Nikaya — «Мадджхима-никая», или «Сборник наставлений средней длины» (опубликовано Wisdom Publications, Boston).)

Однако мирское счастье – это не только чувственные наслаждения. К нему относится удовольствие от чтения, просмотра фильмов и других форм стимуляции ума или развлечений. К нему также относятся здоровые мирские удовольствия, такие как помощь другим людям, сохранение крепкой семьи и воспитание детей, а также честный заработок.

Будда говорил о некоторых из этих приносящих большее удовлетворение формах счастья. Он упоминал ощущение счастья и защищённости, которое испытывает человек, заработавший богатство честным, упорным трудом. Он наслаждается богатством с чистой совестью, не боясь стать объектом оскорблений или мести. Ещё большее удовольствие можно испытать, если не только честно заработать богатство, но и разделить его с другими. Ещё одна, особенно приятная форма счастья, возникает из осознания полной свободы от каких бы то ни было долгов. (Aхguttara Nikaya – «Ангуттара-никая», или «Сборник наставлений, возрастающих на один член»)
Большинство людей, даже самые рассудительные из нас, рассматривают эти вещи как необходимые условия хорошей жизни. Но почему тогда Будда относил их к самой низшей форме счастья? Потому что для всего этого нужны подходящие условия. Хотя эти формы счастья не так нестабильны и не так разрушительны с точки зрения долгосрочного счастья, как мимолётные удовольствия чувственных наслаждений, они по-прежнему нестабильны. Чем больше мы на них полагаемся, чем больше стремимся к ним, чем больше пытаемся удержаться за них, тем сильнее страдаем. Все наши попытки порождают болезненное возбуждение ума и в конце концов оказываются безуспешными – условия рано или поздно меняются. Что бы мы ни делали, наше сердце рано или поздно будет разбито. Но существуют и лучшие, более стабильные источники счастья.

Высшие источники счастья
Подробнее…Один из высших источников счастья – это «счастье отречения», духовное счастье, возникающее из поиска чего-то выходящего за пределы мирских удовольствий. Классический пример: счастье, которое возникает, когда мы отбрасываем все мирские заботы и удаляемся в спокойное уединённое место, чтобы посвятить себя духовному развитию. Счастье, которое даёт молитва, религиозные ритуалы и религиозное вдохновение, также относится к этой категории.

Щедрость – это мощная разновидность отречения. Щедро делясь тем, что у нас есть, а также практикуя другие формы отречения, мы чувствуем себя счастливыми. Каждый раз, когда мы что-то отпускаем, мы ощущаем удовольствие и облегчение. Само собой разумеется, если мы полностью освободимся от цепляния за мирские вещи, такое отпускание сделает нас даже счастливее, чем акты отречения, совершаемые от случая к случаю.

Более высокой формой отречения по сравнению с отказом от материальных вещей является «счастье отпускания психических раздражителей». Такое счастье возникает естественным образом, если мы работаем со своим умом, отпуская гнев, страстное желание, привязанность, ревность, гордыню, заблуждение и другие ментальные раздражители каждый раз, когда они проявляются. Подавляя их в зародыше, мы позволяем своему уму стать свободным, радостным, ярким и ясным. Однако у нас по-прежнему нет никакой гарантии, что негативности не вернутся и не начнут вновь тревожить наш ум.

Ещё лучшая форма высшего счастья – это утончённое наслаждение и радость различных стадий глубокого сосредоточения. В этих состояниях нет грусти и печали. Однако какими бы мощными и трансцендентными ни были эти состояния сосредоточения, у них есть один большой недостаток: рано или поздно практикующий их покидает. Даже состояния глубокого сосредоточения подходят к концу, поскольку они непостоянны.

Наивысший источник счастья
Подробнее…Наивысшее счастье – это блаженство достижения стадий просветления. С достижением каждой следующей стадии наше бремя становится легче, а наше ощущение счастья и свободы усиливается. Последняя стадия просветления – полное освобождение от всех негативных состояний ума, дарит нам непрерывное, совершенное счастье. Будда советовал нам научиться отпускать привязанность к низшим формам счастья и сосредоточить все усилия на достижении наивысшей формы счастья: просветления.

В то же время он призывал людей быть настолько счастливыми на всех уровнях, насколько это возможно. Тем из нас, кто верит лишь в счастье, основанное на чувственных наслаждениях, он дал мудрый совет избегать мирских проблем и достичь максимального мирского счастья, например, развивая качества, благодаря которым обретается материальное благополучие и налаживается семейная жизнь. Тем, кто устремляется выше и хочет родиться в мирах блаженства, он рассказал, как достичь этой цели. Тех же, кто хотел достичь наивысшей цели, просветления, он учил пути к её достижению. К какой бы форме счастья мы ни стремились, мы используем шаги Восьмеричного пути.


Категории: Буддизм
Вчера — пятница, 17 августа 2018 г.
Вергара свободный эльф DEERgara 11:11:23
Сегодня был короткий день.

Подробнее…Я думал, что больше эксцессов не будет.
С такой бодрой мыслью я просидел почти до конца рабочего дня. Все дела закончить не удалось - но они не к спеху, поэтому Тыква закончит всё в понедельник сама. А я собрался уходить.
И тут пришёл он.
Какой-то грёбаный мудак из Фрунзенского СО. Обычная песня: "Вот запрос, сделайте, пожалуйста, быстрее. Очень срочно нужно". Я кивал, честно обещая, что в понедельник моя коллега всё сделает - я даже оставлю ей записку о том, НАСКОЛЬКО это важно. Но этот сраный гондон не унимался - ему нужен ответ СЕЙЧАС. Не остановил его и главный, который несколько раз пояснил, что рабочий день у всех закончен, и никто ничего помочь сейчас не сможет. Тщетно.
В конце концов, главный сдался.
Пятнадцать минут я проторчал там, пытаясь дозвониться до диспансера. Я дозвонился. Я всё узнал, я распечатал ему ответ. И эта мразь ушла довольная.
Меня немного успокаивает мысль о том, что таким образом я отработал свой косяк с документами в суд. Но бомбит до сих пор.
Казалось бы, пятнадцать минут особой погоды не сделают, да? Ничего страшного, если опоздаю на встречу с Тыквой - фактически, у нас и не было никакой "встречи" или установленного времени. Я просто сказал что приеду к ней где-то после двух. Мы здорово постояли в подъезде, обнялись, я отдал ей рисунки и ключи, она мне - сладости из Питера. Потом мы попрощались, и я бодро - насколько позволяли погода и моё обмундирование - пошёл на ближайшую почту.
Где застрял почти на час, охеревая от того, что мне не хватает денег на отправку всех конвертов, и выслушивая за спиной шипение старых вешалок. Потому что им всего одну квитанцию нужно оплатить, а я тут пришёл со своими письмами, явно надолго. В какой-то момент я хотел собрать всё и уйти, но я остался. Бабки - они как дикие звери: чувствуют твой страх. Но перед ними, в отличие от многих зверей, отступать нельзя.


Вообще, я думал, что больше не вернусь туда.
Но мне нужно забрать кружку и деньги за почту.

Это всё потом, потом, потом.



Она сказала: "Как только переступишь порог автобуса, забудь про психушку".
Всё, что было в ККПБ, остаётся в ККПБ.
На самом деле, не всё.


Всем [ то есть, никому ] спасибо за внимание.
Я удалю это через неделю.

Категории: NO
среда, 15 августа 2018 г.
Бродский. Renisan 10:32:52

«Вертумн»

I

Я встретил тебя впервые в чужих для тебя широтах.
Нога твоя там не ступала; но слава твоя достигла
мест, где плоды обычно делаются из глины.
По колено в снегу, ты возвышался, белый,
больше того - нагой, в компании одноногих,
тоже голых деревьев, в качестве специалиста
по низким температурам. "Римское божество" -
гласила выцветшая табличка,
и для меня ты был богом, поскольку ты знал о прошлом
больше, нежели я (будущее меня
в те годы мало интересовало).
С другой стороны, кудрявый и толстощекий,
ты казался ровесником. И хотя ты не понимал
ни слова на местном наречьи, мы как-то разговорились.
Болтал поначалу я; что-то насчет Помоны,
петляющих наших рек, капризной погоды, денег,
отсутствия овощей, чехарды с временами
года - насчет вещей, я думал, тебе доступных
если не по существу, то по общему тону
жалобы. Мало-помалу (жалоба - универсальный
праязык; вначале, наверно, было
"ой" или "ай") ты принялся отзываться:
щуриться, морщить лоб; нижняя часть лица
как бы оттаяла, и губы зашевелились.
"Вертумн", - наконец ты выдавил. "Меня зовут Вертумном".

II

Это был зимний, серый, вернее - бесцветный день.
Конечности, плечи, торс, по мере того как мы
переходили от темы к теме,
медленно розовели и покрывались тканью:
шляпа, рубашка, брюки, пиджак, пальто
темно-зеленого цвета, туфли от Балансиаги.
Снаружи тоже теплело, и ты порой, замерев,
вслушивался с напряжением в шелест парка,
переворачивая изредка клейкий лист
в поисках точного слова, точного выраженья.
Во всяком случае, если не ошибаюсь,
к моменту, когда я, изрядно воодушевившись,
витийствовал об истории, войнах, неурожае,
скверном правительстве, уже отцвела сирень,
и ты сидел на скамейке, издали напоминая
обычного гражданина, измученного государством;
температура твоя была тридцать шесть и шесть.
"Пойдем", - произнес ты, тронув меня за локоть.
"Пойдем; покажу тебе местность, где я родился и вырос".

III

Дорога туда, естественно, лежала сквозь облака,
напоминавшие цветом то гипс, то мрамор
настолько, что мне показалось, что ты имел в виду
именно это: размытые очертанья,
хаос, развалины мира. Но это бы означало
будущее - в то время, как ты уже
существовал. Чуть позже, в пустой кофейне
в добела раскаленном солнцем дремлющем городке,
где кто-то, выдумав арку, был не в силах остановиться,
я понял, что заблуждаюсь, услышав твою беседу
с местной старухой. Язык оказался смесью
вечнозеленого шелеста с лепетом вечносиних
волн - и настолько стремительным, что в течение разговора
ты несколько раз превратился у меня на глазах в нее.
"Кто она?" - я спросил после, когда мы вышли.
"Она?" - ты пожал плечами. "Никто. Для тебя - богиня".

IV

Сделалось чуть прохладней. Навстречу нам стали часто
попадаться прохожие. Некоторые кивали,
другие смотрели в сторону, и виден был только профиль.
Все они были, однако, темноволосы.
У каждого за спиной - безупречная перспектива,
не исключая детей. Что касается стариков,
у них она как бы скручивалась - как раковина у улитки.
Действительно, прошлого всюду было гораздо больше,
чем настоящего. Больше тысячелетий,
чем гладких автомобилей. Люди и изваянья,
по мере их приближенья и удаленья,
не увеличивались и не уменьшались,
давая понять, что они - постоянные величины.
Странно тебя было видеть в естественной обстановке.
Но менее странным был факт, что меня почти
все понимали. Дело, наверно, было
в идеальной акустике, связанной с архитектурой,
либо - в твоем вмешательстве; в склонности вообще
абсолютного слуха к нечленораздельным звукам.

V

"Не удивляйся: моя специальность - метаморфозы.
На кого я взгляну - становятся тотчас мною.
Тебе это на руку. Все-таки за границей".

VI

Четверть века спустя, я слышу, Вертумн, твой голос,
произносящий эти слова, и чувствую на себе
пристальный взгляд твоих серых, странных
для южанина глаз. На заднем плане - пальмы,
точно всклокоченные трамонтаной
китайские иероглифы, и кипарисы,
как египетские обелиски.
Полдень; дряхлая балюстрада;
и заляпанный солнцем Ломбардии смертный облик
божества! временный для божества,
но для меня - единственный. С залысинами, с усами
скорее а ла Мопассан, чем Ницше,
с сильно раздавшимся - для вящего камуфляжа -
торсом. С другой стороны, не мне
хвастать диаметром, прикидываться Сатурном,
кокетничать с телескопом. Ничто не проходит даром,
время - особенно. Наши кольца -
скорее кольца деревьев с их перспективой пня,
нежели сельского хоровода
или объятья. Коснуться тебя - коснуться
астрономической суммы клеток,
цена которой всегда - судьба,
но которой лишь нежность - пропорциональна.

VII

И я водворился в мире, в котором твой жест и слово
были непререкаемы. Мимикрия, подражанье
расценивались как лояльность. Я овладел искусством
сливаться с ландшафтом, как с мебелью или шторой
(что сказалось с годами на качестве гардероба).
С уст моих в разговоре стало порой срываться
личное местоимение множественного числа,
и в пальцах проснулась живость боярышника в ограде.
Также я бросил оглядываться. Заслышав сзади топот,
теперь я не вздрагиваю. Лопатками, как сквозняк,
я чувствую, что и за моей спиною
теперь тоже тянется улица, заросшая колоннадой,
что в дальнем ее конце тоже синеют волны
Адриатики. Сумма их, безусловно,
твой подарок, Вертумн. Если угодно - сдача,
мелочь, которой щедрая бесконечность
порой осыпает временное. Отчасти - из суеверья,
отчасти, наверно, поскольку оно одно -
временное - и способно на ощущенье счастья.

VIII

"В этом смысле таким, как я, -
ты ухмылялся, - от вашего брата польза".

IX

С годами мне стало казаться, что радость жизни
сделалась для тебя как бы второй натурой.
Я даже начал прикидывать, так ли уж безопасна
радость для божества? не вечностью ли божество
в итоге расплачивается за радость
жизни? Ты только отмахивался. Но никто,
никто, мой Вертумн, так не радовался прозрачной
струе, кирпичу базилики, иглам пиний,
цепкости почерка. Больше, чем мы! Гораздо
больше. Мне даже казалось, будто ты заразился
нашей всеядностью. Действительно: вид с балкона
на просторную площадь, дребезг колоколов,
обтекаемость рыбы, рваное колоратуро
видимой только в профиль птицы,
перерастающие в овацию аплодисменты лавра,
шелест банкнот - оценить могут только те,
кто помнит, что завтра, в лучшем случае - послезавтра
все это кончится. Возможно, как раз у них
бессмертные учатся радости, способности улыбаться.
(Ведь бессмертным чужды подобные опасенья.)
В этом смысле тебе от нашего брата польза.

X

Никто никогда не знал, как ты проводишь ночи.
Это не так уж странно, если учесть твое
происхождение. Как-то за полночь, в центре мира,
я встретил тебя в компании тусклых звезд,
и ты подмигнул мне. Скрытность? Но космос вовсе
не скрытность. Наоборот: в космосе видно все
невооруженным глазом, и спят там без одеяла.
Накал нормальной звезды таков,
что, охлаждаясь, горазд породить алфавит,
растительность, форму времени; просто - нас,
с нашим прошлым, будущим, настоящим
и так далее. Мы - всего лишь
градусники, братья и сестры льда,
а не Бетельгейзе. Ты сделан был из тепла
и оттого - повсеместен. Трудно себе представить
тебя в какой-то отдельной, даже блестящей, точке.
Отсюда - твоя незримость. Боги не оставляют
пятен на простыне, не говоря - потомства,
довольствуясь рукотворным сходством
в каменной нише или в конце аллеи,
будучи счастливы в меньшинстве.

XI

Айсберг вплывает в тропики. Выдохнув дым, верблюд
рекламирует где-то на севере бетонную пирамиду.
Ты тоже, увы, навострился пренебрегать
своими прямыми обязанностями. Четыре времени года
все больше смахивают друг на друга,
смешиваясь, точно в выцветшем портмоне
заядлого путешественника франки, лиры,
марки, кроны, фунты, рубли.
Газеты бормочут "эффект теплицы" и "общий рынок",
но кости ломит что дома, что в койке за рубежом.
Глядишь, разрушается даже бежавшая минным полем
годами предшественница шалопая Кристо.
В итоге - птицы не улетают
вовремя в Африку, типы вроде меня
реже и реже возвращаются восвояси,
квартплата резко подскакивает. Мало того, что нужно
жить, ежемесячно надо еще и платить за это.
"Чем банальнее климат, - как ты заметил, -
тем будущее быстрей становится настоящим".

XII

Жарким июльским утром температура тела
падает, чтоб достичь нуля.
Горизонтальная масса в морге
выглядит как сырье садовой
скульптуры. Начиная с разрыва сердца
и кончая окаменелостью. В этот раз
слова не подействуют: мой язык
для тебя уже больше не иностранный,
чтобы прислушиваться. И нельзя
вступить в то же облако дважды. Даже
если ты бог. Тем более, если нет.

XIII

Зимой глобус мысленно сплющивается. Широты
наползают, особенно в сумерках, друг на друга.
Альпы им не препятствуют. Пахнет оледененьем.
Пахнет, я бы добавил, неолитом и палеолитом.
В просторечии - будущим. Ибо оледененье
есть категория будущего, которое есть пора,
когда больше уже никого не любишь,
даже себя. Когда надеваешь вещи
на себя без расчета все это внезапно скинуть
в чьей-нибудь комнате, и когда не можешь
выйти из дому в одной голубой рубашке,
не говоря - нагим. Я многому научился
у тебя, но не этому. В определенном смысле,
в будущем нет никого; в определенном смысле,
в будущем нам никто не дорог.
Конечно, там всюду маячат морены и сталактиты,
точно с потекшим контуром лувры и небоскребы.
Конечно, там кто-то движется: мамонты или
жуки-мутанты из алюминия, некоторые - на лыжах.
Но ты был богом субтропиков с правом надзора над
смешанным лесом и черноземной зоной -
над этой родиной прошлого. В будущем его нет,
и там тебе делать нечего. То-то оно наползает
зимой на отроги Альп, на милые Апеннины,
отхватывая то лужайку с ее цветком, то просто
что-нибудь вечнозеленое: магнолию, ветку лавра;
и не только зимой. Будущее всегда
настает, когда кто-нибудь умирает.
Особенно человек. Тем более - если бог.

XIV

Раскрашенная в цвета зари собака
лает в спину прохожего цвета ночи.

XV

В прошлом те, кого любишь, не умирают!
В прошлом они изменяют или прячутся в перспективу.
В прошлом лацканы уже; единственные полуботинки
дымятся у батареи, как развалины буги-вуги.
В прошлом стынущая скамейка
напоминает обилием перекладин
обезумевший знак равенства. В прошлом ветер
до сих пор будоражит смесь
латыни с глаголицей в голом парке:
жэ, че, ша, ща плюс икс, игрек, зет,
и ты звонко смеешься: "Как говорил ваш вождь,
ничего не знаю лучше абракадабры".

XVI

Четверть века спустя, похожий на позвоночник
трамвай высекает искру в вечернем небе,
как гражданский салют погасшему навсегда
окну. Один караваджо равняется двум бернини,
оборачиваясь шерстяным кашне
или арией в Опере. Эти метаморфозы,
теперь оставшиеся без присмотра,
продолжаются по инерции. Другие предметы, впрочем,
затвердевают в том качестве, в котором ты их оставил,
отчего они больше не по карману
никому. Демонстрация преданности? Просто склонность
к монументальности? Или это в двери
нагло ломится будущее, и непроданная душа
у нас на глазах приобретает статус
классики, красного дерева, яичка от Фаберже?
Вероятней последнее. Что - тоже метаморфоза
и тоже твоя заслуга. Мне не из чего сплести
венок, чтоб как-то украсить чело твое на исходе
этого чрезвычайно сухого года.
В дурно обставленной, но большой квартире,
как собака, оставшаяся без пастуха,
я опускаюсь на четвереньки
и скребу когтями паркет, точно под ним зарыто -
потому что оттуда идет тепло -
твое теперешнее существованье.
В дальнем конце коридора гремят посудой;
за дверью шуршат подолы и тянет стужей.
"Вертумн, - я шепчу, прижимаясь к коричневой половице
мокрой щекою, - Вертумн, вернись".

1990

Категории: Стихи
понедельник, 13 августа 2018 г.
Туманность Конская Голова Самаpа в сообществе Где-то 12:46:56

Всех нас манят звёзды.­ А у вас их больше на небе или на коньячн­ой бутылке­?

Тип: Тёмная туманность
Расстояние: 1500 световых лет
Созвездие: Орион

­­

Туманность Конская Голова (Барнард 33) – тёмная туманность, удалённая на 1500 световых лет. Проживает на территории созвездия Орион и занимает место в Облаке Ориона. Также находится внутри эмиссионной туманности IC 434.
Это одна из наиболее лёгких для обнаружения туманностей, потому что по форме напоминает голову и шею лошади. Закрученные газовые облака и тёмная пыль освещаются розовым свечением, созданным водородом в газообразном состоянии (находится за пределами туманности и ионизируется Сигма Ориона).
В этой области есть яркая звезда Дзета Ориона, но она располагается на переднем плане для земного наблюдателя и не имеет связи с туманностью. Конская Голова сформировалась после коллапса межзвёздного облака. Выглядит темной из-за толстого пылевого слоя из соседней области. Яркие пятна в основании указывают на скрытые протозвёзды, новые или развивающиеся молодые звёзды.
Образ лошадиной головы отмечается лишь потому, что туманность расположена перед яркой IC 434. Выступает плотным облаком, освещаемым ионизированным газообразным водородом. Об этом говорит и чрезмерно тёмная шея лошади, которая отбрасывает тень на восточную сторону. В верхнем краю туманности можно заметить более яркую область – молодая звезда, спрятанная в пылевом и газовом коконе.
Туманность Конской Головы пользуется особой популярностью среди астрофотографов благодаря внешнему виду и учёных, потому что выступает активным звёздным рассадником. В ней содержатся более сотни различных газов.
В 1888 году она впервые отобразилась на фотографической пластине благодаря Вияльмине Флеминг. В апреле 2013 года телескоп Хаббл сделал поразительно детальный снимок, обнаружив две новых звезды в верхнем гребне. Одна из них излучала мощное ультрафиолетовое свечение, которое медленно разрушает облако. Если окружающие облака исчезли, то колонна все еще держится.
В Облаке Ориона располагаются также туманность Ориона (М42), туманность Пламени (NGC 2024) и Петля Барнарда. На этой территории постоянно формируются новые звёзды, поэтому затруднений с фотографированием или наблюдением не возникает.
Туманность Конская Голова можно найти южнее звезды Альнитак. В оптическом наблюдении кажется тёмной, а вот в инфракрасных длинах волн – прозрачная.
воскресенье, 12 августа 2018 г.
В 25 лет осталась без работы с диагнозом шизофрения. Все было... Natsuo.Vatashi. 06:17:12
В 25 лет осталась без работы с диагнозом шизофрения. Все было нормально, пока однажды я не проснулась от удушья. Меня душил дедушка: мой любимый дедушка, который прививал любовь к литературе, в особенности, к стихам. Душил яростно — не знала, откуда взялись силы справиться с ним.
Потом звонки в скорую и психдиспансер. Его не госпитализировали, потому что я якобы на него наговариваю, да и "возврастной он у вас". Посоветовали обратиться к психиатру по месту жительства. Начали посещать. Вначале были таблетки, но после очередного удушья со слезами бежала к врачу за направлением на госпитализацию. Врач обратила внимание и на меня: мол, у дедушки шизофрения, а она вполне себе может быть наследственной. Предложили пройти обследование, и лучше в диспансере.
Эта история не закончилась ничем хорошим. Дедушку выписали, назначили корректирующие препараты, которые помогают лишь на короткий срок, а потом он вновь пытается меня убить, избирая более изощренные варианты, чем раньше. Теперь в ход идет любой колюще-режущий предмет, а я потеряла хорошую работу из-за отметки психиатра о моей появившейся шизофрении.


Горький > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
дайте плиз текстур
пройди тесты:
КАК ВЗЛАМЫВАТЬ ДНЕВНИК?
Кто ты из винкс??(для девочек)
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх